a_leslie (a_leslie) wrote,
a_leslie
a_leslie

Categories:

Распил (альтернативная История Ветхого завета) (*)

Распил. Книга вторая

 

Во время оно, встал со своего ложа Кесарь Итериан Солнцеликий, Император Третьего северного царства Римского, и возгордился о царстве своем, которое простиралось на седьмой части суши, от края небес и до края;
И сказал: вот, построим новую трубу на тысячи тысяч верст, и будет по ней течь черное золото даже до самой Империи Поднебесной. И будут купцы из Поднебесной покупать черное золото Римское, и продадут взамен много товаров добротных и прочных, и всяких искусственных тканей и пряжи и пуговиц, и одежды и обуви; и посуды и утвари, и светильников и чайников;
И призвал Император к себе Симона, олигарха иудейского, из рода Вайнштоков, и повелел ему построить трубу до самой Империи Поднебесной;
 
И написал указ, и учредил тем указом имперскую картель, и поставил Вайнштока во главе ее;
И повелел чиновникам своим дать для той картели наемников и всего, что потребно будет строителям.
 
И пилил Вайншток сорок дней и сорок ночей, и обогащался наживою, и увозил золото самоходными колесницами. И наполнилась сокровищница его золотом и камнями драгоценными, и превзошел он многих купцов римских богатством своим;
И строили наемники трубу, Симон же Вайншток смотрел над всеми смотрящими, и была труба построена на три тысячи верст;
И пилил Вайншток еще сорок дней и сорок ночей, и обогащался наживою, и увозил золото самоходными колесницами, и наполнилась сокровищница его золотом больше всех олигархов иудейских, в Риме и за его пределами, и было имя его вписано в свитке Фобоса;
И строили наемники трубу, Симон же Вайншток смотрел над всеми смотрящими, и была труба построена еще на три тысячи верст;
И в третий раз пилил Вайншток сорок дней и сорок ночей, и обогащался наживою, и наполнилась сокровищница его, так что десять самоходных колесниц едва могли увезти ее.
И услышал слух о Вайнштоке один из столоначальников сильных, весьма близких к Кесарю, и услышавши возревновал завистью великою.
И предстал столоначальник тот перед Императором, и стал говорить ему речь: вот, ты возвысил Вайнштока, олигарха иудейского, нечестивец же сей пилит на деяниях твоих, трубу же не строит нимало;
По обычаю же своему иудейскому презирает державу Римскую, царство Солнцеликого Кесаря, и преступает законы царства Римского; и много золота приобретает, в казну же Римскую не отдает положенную долю;
 
И когда смотрел Император в очи того столоначальника, то убоялся страхом великим, ибо у того столоначальника был яд смертельный, который назывался полонием, и подсыпали его при дворе соперники в вино врагам своим;
И подумал Император, что столоначальник тот может отравить его.
Тогда сказал Император столоначальнику, чтобы привел к нему искреннего своего, и поставил во главе картели имперской, и чтобы человек тот смотрел над всеми смотрящими и труба была достроена;
И указом своим поставил того человека во главе картели.
Император же не имел зла на Вайнштока, потому что тот отдавал ему положенную долю в сокровищницу тайную;
 
И призвал он Вайнштока, и сказал ему: вот, ты строил много, и я доволен службой твоей, теперь даю тебе иную службу;
Вот, буду я скоро принимать гостей из царств и княжеств всей земли, и будут в царстве моем Олимпийские игрища, по обычаю древнему Эллинскому.
Ты же иди в южные земли, где и ожидаются игрища, и построй там гостиницы и театры для ристалищ и зрелищ, и подмостки для гладиаторов;
Когда же построишь все сие, то я отпущу тебя в землю Израильскую.
И ответил ему Вайншток: ей! Благодарю тебя, о Солнцеликий, за твою милость Императорскую.
И поцеловал землю перед Кесарем, и пошел в земли южные.
Столоначальник сильный же пошел на восток, вдоль трубы, и осмотрел ее от края и до края, и вернулся к Императору;
И сказал Кесарю: о, Император Солнцеликий! Темные дела творил нечестивец Вайншток, и надлежит нам пролить свет на них; прикажи счетоводам твоим, да сочтут дела Вайнштока и преступления его.
И послал Император мудрейших счетоводов своих, которые были сведущи в числах и считали в уме своем даже до тысячи;
 И считали те счетоводы сорок дней и сорок ночей, и обошли трубу от края и до края, и написали числа в свиток счетный, который назывался свиток трубы;
И начертали на свитке день, когда было написано последнее слово: пятого дня пятого месяца нисана, три тысячи двести двадцать пятого года, от основания Первого царства Римского.
И запечатали то начертание печатью Кесаревой.
 
Свиток тот был в пятьсот слов и сотню чисел, и были то числа человеческие.
Кто из патрициев имел мудрость, тот сосчитывал те числа, и явственно было из них, что Вайншток преступал законы Римские.
И взяли счетоводы тот свиток на плечи, и принесли главному прокуратору Римскому, как велит закон Римский; прокуратор же умыл руки.
Тогда отнесли счетоводы свиток Кесарю, и прочитал Кесарь свиток, и повелел чиновнику своему отнести его в книгохранилище Императорское; чиновник же в тот день занедужил, и послал в книгохранилище слугу своего;
 
Был же тогда в столице Римской некий Алексей, юноша горячий и навальный, и в сведущий в законах; был он сыном единого из патрициев, и происходил тот патриций из древнего рода Эллинского;
И по молодости и навальности своей, любил тот юноша бороться за правду человеческую, и был искусен в риторике, и говорил перед всеми речи обличительные, против начальств и против властей, и против богатых и знатных, и против сильных мира сего.
И когда шел в книгохранилище слуга тот, то встретил Алексея, и радостию приветствовал его, потому что были они друг другу сродниками;
И позвал Алексей сродника в харчевню, и взял для него вина;
И когда показал слуга ему свиток счетный, то подумал в себе Алексей: вот, возьму сей свиток, и стану свидетелем преступления олигарха, и сговора прокуратора и Императора; и обличу нечестие их, и узнают о сем все царства земные и княжества.
И подсыпал слуге снотворное в вино, и когда тот заснул, то взял себе свиток счетный, и пошел в лавку к печатнику, и размножил его, так что был такой же свиток в руках его, и были на нем те же слова и числа, но без печати Императорской.
 
Слуга же убоялся наказания, и утаил сие от чиновника; и отнес свиток в книгохранилище.
А Алексей убоялся погони легионеров и стражей Императорских, и бежал к западу, и пришел на купеческий корабль;
И плыл тот корабль через море Варяжское, и через море Атлантическое, до самых княжеств обратной стороны земли;
В тех княжествах скрывался Алексей триста шестьдесят дней, и хранил свиток, как зеницу ока, будучи объят страхом великим.
Помощник же столоначальника того встал во главе картели, и пошел на восток, и смотрел над всеми смотрящими;
И строили они трубу еще триста шестьдесят дней, и когда закончили они строить, то столоначальник перерезал красную нить, по обычаю Римскому; и начертал на трубе имя Кесаря Императора, на языке Эллинском и на языке Латинском.
И объявили о том Кесарю, и поехал Император вдоль трубы на самоходной колеснице, что мчалась быстрее всех колесниц;
И посмотрел на трубу и увидел, что это хорошо весьма; и возрадовался и возвеселился, и были в те дни по всему Риму пиры и гуляния и празднества великие.
Слух об этих пирах и празднествах и гуляниях разошелся во все концы земли, и даже до обратной стороны земли, и дошел до Алексея, и когда узнал о сем Алексей, то взыграл силой гнев его, и был его страх побежден гневом;
И взял тогда Алексей свой свиток счетный, и пошел в лавку к печатнику, и размножил его, и сделал десять новых свитков, и сверх того отлил в граните все слова и числа его;
И зарыл тот гранит в землю под стенами одного города.
 
После того Алексей взял свиток свой, и пошел к морю и пришел на корабль купеческий, и плыл тот корабль через море Атлантическое и море Варяжское, до самого Римского царства, и пришел Алексей в Рим;
И пришел в столицу Римскую, и подал знак собрать всех глашатаев, и всех сенаторов и патрициев, на площади перед книгохранилищем Императорским;
И открыл свиток свой и показал всем, и раздал десять свитков патрициям, да приумножат их; и держал перед толпой речь великую.
О! честные сенаторы и патриции и все граждане Римские,
Вот, я держу обличительный свиток в руках моих, свиток счетный, который был начертан пятого дня пятого месяца нисана, три тысячи двести двадцать пятого года, от основания Первого царства Римского;
            Ныне же хранится тот свиток в книгохранилище Императорском, и стоит на нем печать Кесаря нашего Императора.
            В свитке сем начертаны числа великие; кто имеет мудрость, тот сочти числа сии, ибо сии суть числа человеческие; и они говорят о том, что у каждого римлянина похитили по одному фунту золота.
            И было на площади смятение великое, и шумели и кричали сенаторы и патриции, и когда умолкли они, то Алексей продолжал речь свою.
Вот, слушайте же, честные сенаторы и патриции, и граждане всего Рима; во время оно, строил трубу Симон Вайншток, олигарх иудейский, строил он ее по приказу самого Кесаря, должна она была дойти до самой Империи Поднебесной;
           
И ради трубы той, было ему дано много золота, Вайншток же похитил львиную долю золота сего, и тем преступил законы царства Римского;
И когда приказал наш Император счетоводам, то они сочли дела его;
И написали свиток счетный, в пять сотен слов и сотню чисел, и был он завершен пятого дня пятого месяца нисана, три тысячи двести двадцать пятого года, от основания Первого царства Римского, и ныне стоит на нем печать Императорская;
Император же видел свиток сей, и знал о сем хищении, и не показал никому свиток, но скрыл его под спудом, и тайно положил в книгохранилище.
Вот, кто имеет мудрость, тот сочти числа сии; они говорят, что у каждого римлянина украли по одному фунту золота.
Если же хотят они доказать, что я говорю неправду, и клевета и ложь в устах моих, то да велит император стражникам, да отворят книгохранилище перед всем народом;
И покажут всем тот свиток счетный, свиток трубы о делах Вайнштоковых, пятого дня пятого месяца нисана, три тысячи двести двадцать пятого года, да прочтут все патриции и плебеи слова и числа его.
И было на площади смятение великое, и кричали сенаторы и патриции, и требовали, чтобы прислали к ним счетоводов, да прольют свет на дело сие;
 
И пришли счетоводы на площадь, и ругались над Алексеем и смеялись словам его, и говорили всем, чтобы умерили гнев свой;
Вот, сей юноша невежественный и навальный, и говорит он речи свои лишь только ради славы;
Во время оно, сочли мы дела Вайнштока, по приказу Кесаря нашего, Солнцеликого Императора;
И когда были сочтены сии дела его, то узнал всякий патриций, имеющий мудрость, и сведущий в законах, что Вайншток не похитил ни грамма Римского золота;
Но лишь увозил золото и давал его в рост, и наживался лихвою; сие же нимало не возбраняется законами Римскими.
Когда же пришел срок, то Вайншток вернул все золото в казну картельную, даже до единой монеты.
 
Толпа же продолжала шуметь на площади; и сказал тогда главный сенатор: да прикажет Кесарь стражникам, и да отворят ворота книгохранилища, и покажут свиток с числами; да прольем мы свет на дело сие.
Слух о том собрании разошелся во все концы царства Римского, и сделалась по всей земле его смута великая.
 
И со всех земель стали стекаться ко дворцу Кесаря плебеи, и восстали на Императора;
Вот, мы живем в империи твоей, и голодаем, и не едим досыта, и не имеем рубах лишних и теплых одежд; и не хватает у нас медных монет, чтобы учить детей наших и давать лекарства старикам наших;
Жилища наши гниют, и новые не строятся, дороги размываются грязью, и не чистятся; служители твои дают нам мало хлеба и много зрелищ;
Мытари твои мучают нас и обложили податями, выше прибылей наших; чиновники твои глумятся и берут мзду неправедную, и предают нас на поругание; легионеры же твои не защищают нас от разбойников, но сами грабят нас, и общаются со злыми и нечистыми духами, и превращаются в оборотней;
 
И вот, мы терпим сие, потому что глашатаи твои говорят, что в казне мало золота; ты же позволяешь похищать наше золото олигархам иудейским.
Сенаторы же и патриции не спали, и стояли у книгохранилища день и ночь, так что никто не мог тайно войти в него; и требовали от стражи отворить двери его.
И была тогда великая смута, и убоялся Император, что дни его сочтены.
И собрал Император всех верных столоначальников своих и начальников тайной стражи, и счетоводов и мудрецов и халдеев, и держали они совет втайне;
И приказал Император мудрецам и халдеям, и начальникам тайной стражи войти в книгохранилище, и тайно взять оный свиток, и уничтожить его;
Взамен же написать новый свиток, с другими числами, и чтобы говорили те числа, что Вайншток не похищал золото, но лишь давал в рост и наживался лихвою.
Стражи же отвечали Кесарю, что им невозможно исполнить сие;
 
И тогда сказал один из халдеев, что подменить свиток возможно, если обратить время, и войти во времена прошлые;
В день, который был до пятого дня пятого месяца нисана, три тысячи двести двадцать пятого года, от основания Первого царства Римского.
И никто не умеет обращать время, но только первосвященники иудейские, которые входят в Святая Святых и разумеют тайное знание Каббалы.
 
Слухи о смуте дошли до южных земель Римских, и Вайншток узнавши о них бежал в царство Израильское, со всеми своими самоходными колесницами с золотом; и видевши его собрались многие израильтяне и иудеи;
И говорили иудеи между собою: вот, по закону Моисееву, не положено пилить в субботу;
Сей же олигарх пилил в субботу, и преступал закон Моисеев.
Иные же из израильтян говорили: по закону нашему древнему, не положено предавать иудея суду гоев;
И не положено так, чтобы гои называли иудея вором и законопреступником, и чтобы перед всем миром ему был срам и поругание;
Посему, если возможно сие, мы должны очистить Симона Вайнштока, чтобы был он чист перед законами Римскими; судить же его должны втайне, по законам царства Израильского. И да установят судьи Израильские вину его.
И собрался совет у главного раввина царства Израильского, и народа еврейского и иудеев всей земли; и совещались раввины, как им следует поступить по закону Моисееву и закону древнему, и по законам царства Израильского;
И после совета вышел главный раввин к израильтянам, и объявил им волю свою;
По закону всей земли, вор должен сидеть в темнице, честный же олигарх должен пребывать на свободе;
Вот, Симон Вайншток иудей по галахе, и был неправеден, и пилил в субботу, и преступал закон Моисеев, и законы Римские, посему должен понести справедливое наказание;
Судить же его будем тайно, для римлян же и гоев он должен быть невиновен и перед законом их чист; и нужно обелить его.
Михаил же Ходор по галахе не иудей, но был честью народа нашего, потому что был праведен во всем, и мудр, и трудолюбив и успешен, и помогал людям, и были дела его чисты и счетные книги прозрачны, как горная река и как хрусталь и как слеза младенца;
И за свою добродетель впал в немилость тирана жестокого, и когда тот оклеветал его и судил судом неправедным, вот, мы не вступились за него;
По закону же Моисееву, не положено употреблять во зло тайное знание Каббалы;
Мы же не будем употреблять сие во зло, но только ради изменения счетного свитка, который лежит в книгохранилище Кесаря Римского.
Прикажите же послать тайных гонцов к Кесарю, и да освободит Император Ходора из темницы, и мы спасем его от смуты в царстве его;
И да войдет первосвященник в Святая Святых, и употребит тайное знание Каббалы, и обратит время;
Тогда напишут новый свиток счетный слуги императорские, и положат его в книгохранилище.
И принял Император Римский гонцов во дворце своем, и приказал освободить из темницы Ходора;
И вошел первосвященник Израильский в Святая Святых, и обратил время;
И положили слуги новый свиток счетный в книгохранилище Императорское.
И приказал Император стражникам, чтобы отворили ворота, и вошли патриции в книгохранилище;
И взяли свиток счетный, с печатью Кесаря, писаный пятого дня пятого месяца нисана, три тысячи двести двадцать пятого года от основания Первого царства Римского; и сочли числа, которые были на нем;
И увидели все имеющие мудрость, что Вайншток не был вором, и не преступал законы, и не похищал золото Римское, но давал в рост и наживался лихвою, что не возбраняется законами Римскими.
И окончилась смута сия в столице царства Римского;
Михаил же Ходор вышел из темницы, и возблагодарил в молитвах Бога Израилева, который не забывает праведника;
Симон же Вайншток был судим тайно в царстве Израильском, и сидел в темнице сорок дней и сорок ночей; золото же свое отдал в казну Израильскую.
Кто из вас мудр, тот да разумеет слова Екклесиаста великие:
Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем.
Бывает нечто, о чем говорят: смотри, вот это  новое; но это было уже в веках, бывших прежде нас.
Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после.
Видел я все дела, какие делаются под солнцем, и вот, всё-суета и томление духа!
И предал я сердце мое тому, чтобы познать мудрость и познать безумие и глупость: узнал, что и это-томление духа;
потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь.
Старался Екклесиаст приискивать изящные изречения, и слова истины написаны им верно.
Взято здесь:  http://povischuk.livejournal.com/7922.html

Tags: Дефективные собственники, Либералы, Сырьевой придаток
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments