a_leslie (a_leslie) wrote,
a_leslie
a_leslie

Либералы и сепаратисты

Одним из сторонников сотрудничества федеральной власти с сепаратистами Ичкерии на поле нефтяного бизнеса был Егор Тимурович Гайдар
По имеющимся в Комиссии данным, на заводы Грозного для переработки поступало:
- 15 млн. тонн (из них грозненской - 3,9 млн. тонн) в 1991 году;
- 9,7 млн. тонн (из них - 3,2 млн. тонн грозненской) в 1992 году;
- 3,5 млн. тонн (из них - 2,4 млн. тонн грозненской) в 1993 году;
- 2,98 млн. тонн (из них - 1,2 млн. тонн грозненской) в 1994 году.
При этом значительная доля "внешней" нефти приходилась на нефть Западной Сибири.
Несмотря на прямой финансовый ущерб, никаких решений по особому режиму работы с нефтегазовым комплексом Чеченской Республики ни на правительственном, ни на президентском уровне не принималось. Более того, на встрече двух министров топлива и энергетики - Черномырдина В. С. (от Российской Федерации) и Дурдиева З. (от Ичкерии), состоявшейся 6 июля 1992 года, с российской стороны не только не было предъявлено каких-либо претензий, но активно рассматривались вопросы дальнейшего "сотрудничества" и заключения международных договоров.
На самом деле, нефтепродукты из Чечни поступали не в народнохозяйственные комплексы регионов Северного Кавказа, а в различные коммерческие структуры, учреждённые подельниками Дудаева. В такие, как, например, торговый дом "Мансур", СП "Маджесс", хозрасчётное объединение "Протос", благотворительная (!) фирма "Закат", птицефабрики "Пятигорская" и "Зеленокумская" и т.д.
При этом значительная часть нефти и нефтепродуктов шла на экспорт. И экспортёром выступала не Россия, а Чечня! Решение о выделении экспортных квот принималось на самом высоком правительственном уровне; именно поэтому Дудаев обращался с такой просьбой непосредственно к и.о. Председателя Правительства России Егору Гайдару. Из справки Минтопэнерго следует, что квоты на экспорт исправно выдавались и в 1992, и в 1993, и в 1994 году, причём в 1994 году на 65 тыс. тонн больше, чем в 1993 году. В роли стран - получателей нефти и нефтепродуктов выступали Украина, Кыргызстан, Германия, страны Прибалтики, Турция.
Таким образом, движение средств, полученных от реализации нефти и нефтепродуктов, не контролировалось правительством России, а, следовательно, и прибыль не облагалась налогами. И огромные "нефтяные деньги" в рублях и в инвалюте шли на укрепление криминального режима Дудаева.
"(Вопрос) - Вы говорите, что Россию надо обезвредить. Но, говорят, что в Москве весь крупный бизнес в руках чеченских бизнесменов. Это правда, что всей экономикой в Москве заправляют чеченцы?
(Дудаев) - Да, мы имеем такое влияние. На это тоже следует обратить внимание. Русские - примитивный народ. Только после того, как чеченцы сделают своё дело, русские начинают действовать…. На самом деле наша мафия - хорошая!"
 И, как констатировала Парламентская Комиссия, "негативную роль здесь сыграл Центральный банк России, создавший новую финансовую структуру: расчётно-кассовый центр (РКЦ). За счёт этого промежуточного звена, выполнявшего роль "чёрного ящика", разрывалась видимая связь между реальным отправителем денег и их получателем".
… прозрачность границы между Чечнёй и сопредельными регионами нужна была Кремлю для того, чтобы в случае нежелательного развития политической ситуации оперативно перебросить в Москву отряды боевиков на защиту "демократии" и первого демократического президента России. Что и было осуществлено в необходимой мере во время трагических событий осенью 1993 года.   И ради этой "дружеской помощи" сепаратистов и "охранной деятельности" чеченских бандитов Кремль готов был прощать экспансию организованной этнической преступности, не считаясь ни с какими потерями для экономики страны.
Разумеется, этот золотой дождь, пролившийся на руководство Чеченской республики, не был простой благотворительностью "демократов" из правительства России. Львиная доля доходов Дудаевского режима возвращалась в Москву на счета будущих мультимиллионеров и миллиардеров. За эти деньги скупались заводы и шахты, нефтепромыслы и недвижимость в столице и в других городах России.

http://pzrk.ru/index.php?id=298
Парламентская Комиссия по исследованию причин и обстоятельств возникновения кризисной ситуации в Чеченской Республике.
«Признав президентские выборы в Чечне незаконными, федеральные органы власти, тем не менее, продолжали финансирование этой республики. Периодически от Минфина в Ичкерию поступали значительные суммы наличных денег. Так в марте 1992 года в Грозный из России было доставлено 150 миллионов рублей наличными. В августе того же года в Чечню из Москвы поступает новая порция наличных денег в размере 500 миллионов рублей.
Никаких отчётов, куда тратились федеральные деньги, передаваемые Ичкерии, Дудаев и его правительство, естественно, никому не давали. Комиссия не смогла даже выяснить, кто конкретно являлся получателем сумм, поступающих из Москвы в Грозный. Егор Тимурович Гайдар, бывший в то время и.о. Председателя Правительства России, говорил членам Парламентской Комиссии, что деньги якобы передавались ректору Грозненского университета (?!).
Другое направление официального финансирования незаконного режима Дудаева – перечисление средств из пенсионного фонда России якобы для выплаты пенсий на территории Чечни. Несмотря на достоверные сведения о массовых невыплатах пенсий в республике, финансирование Ичкерии из пенсионного фонда продолжалось вплоть до марта 1994 года, и за это время в Грозный было перечислено более 2,5 миллиардов рублей.
http://pzrk.ru/index.php?id=298
При пособничестве российских реформаторов, которые пытались свергнуть прокоммунистических лидеров в различных регионах страны, в ноябре 1991 года к власти в Чечне пришел генерал Джохар Дудаев, который распустил все городские советы.
В это время Правительство Егора Гайдара посчитало необходимым оставить "мятежную" республику без российской армии.
Указом Правительства Гайдара части российской армии покинули Чечню, оставив при этом ей всю боевую технику и все склады с оружием и боеприпасами
, принадлежащих России. После такой щедрости со стороны Гайдара, генерал Дудаев правозгласил республику "независимой от России". Он понимал, что Россия может прибегнуть к силовым действиям в отношении непокорной Чечни. Дудаев стал готовить армию для войны с Россией, которую он вооружал оружием, оставленным российскими войсками.
Кое-что разъясняет перехват разговора Масхадова с одним из полевых командиров. Последний сообщал, что его отряды больше не могут сдерживать русских. "Выручайте, срочно!" Масхадов ответил буквально следующее:
"Продержись до девяти утра. Все будет нормально. Мы договорились: объявят мораторий". Ни я, ни Куликов не знали еще о предстоящем событии, а Масхадов уже знал.
Вечером на меня вышел начальник Генштаба генерал М. Колесников и сообщил, что в адрес А. Куликова послана шифротелеграмма, предписывающая прекратить применение авиации. Я связался с Куликовым: "Анатолий Сергеевич, как же так?" Он тоже опешил: "Как прекратить? Люди же ведут бои в горах!"
Одновременно с ним выходим на Колесникова. "Что я могу сделать? - слышим в ответ. - У меня на столе приказ Верховного Главнокомандующего. Вам его уже послали".
http://www.informacia.ru/facts/chechnya-facts.htm

 

 
 
Tags: Вашингтонский обком, Либералы, Пятая колонна
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments